Главная Главные новости Эдгард Запашный: Зритель нам верит

Эдгард Запашный: Зритель нам верит

0
0
491

Эдгард Запашный приехал в Сочи, чтобы презентовать киноверсию фантастического циркового шоу «Sиsтема», ответить на вопросы журналистов и раздать автографы поклонникам.

В сети кинотеатров «Люксор» начался показ киноверсии шоу братьев Запашных «Sиsтема», которое, к сожалению, кроме как в Москве, увидеть вживую, невозможно. Каждый поклонник цирка и творчества Запашных, увидев даже трейлер картины, понимает: происходит нечто грандиозное. Рассказать о том, как родилась идея шоу, как создавалась его киноверсия, в Сочи приехал один из его авторов, создателей и главных героев, Эдгард Запашный.

— Шоу «Sиsтема» является на сегодняшний день абсолютным рекордсменом по продажам. Оно было презентовано ровно два года назад в «Лужниках», на малой спортивной арене, и мы не готовили его как кинопроект. Мы его отсняли для формата DVD, а полгода назад сеть компаний «Люксор» предложила нам пойти на такой эксперимент – назовем это творческий эксперимент – показать его на большом экране. Поэтому для нас самих это нечто новое, для нас это новое и любопытное, мы с братом задаем себе вопрос, насколько это будет пользоваться или не пользоваться популярностью у кинозрителей.

— Взаимосвязаны ли кинематограф и цирк по-вашему? И что было труднее всего перенести на экран?

— Кинематограф и цирк связаны словом «искусство», прежде всего. Конечно, это искусство большое, в чем-то похожее, в чем-то – нет. Работа со зрителем, работа с артистами, работа с большими деньгами, потому что качественный продукт это всегда дорого. Но, что касается конкретного случая, то я предупреждаю нашего зрителя, о том, что, друзья, не относитесь к этому как к кино. Мы должны понимать, что все, что происходит на экране – 98 процентов – это не постановочные сцены. Это, действительно, шоу, шоу, на котором присутствовали живые люди, на каждом из них присутствовали шесть тысяч зрителей. В какие-то моменты мы мешали нашим артистам, мы подстраивались под их работу, потому что когда мотоциклист 60 метров летит всю площадку и в это время несколько камер его пытаются на лету сопровождать, конечно, это связано с серьезным риском, поэтому здесь мы вели некую серьезную подготовку для того, чтобы как можно «вкуснее» это все передать.

Но художественная составляющая в самом цирковом шоу есть, там есть история, которую мы перенесли на экран. Это общение мальчика с компьютером. Зрителю в какой-то момент приходилось понимать, что он внутри компьютера, что с ним человек общается с той стороны монитора. А он в компьютере. Он – часть системы. Зрительный зал у нас располагался по такой схеме.

А что касается связи цирка и кино – в какой-то степени, да, потому что есть много и отечественных фильмов, которые, действительно, стали произведениями искусств на цирковую тему. Давайте возьмем самую знаменитую советскую картину –  «Полосатый рейс», или успешный голливудский фильм «Воды слонам». Все вокруг цирковой тематики, проекты полностью посвящены цирку, и они очень успешные, интересные, потому что всегда очень сложно снимать, прежде всего, животных. Как сами кинорежиссеры признаются: самое трудное, это работа с детьми и животными. Их и переиграть невозможно, и сделать так, чтобы получалось с первого раза, тоже невозможно.

— На ваш взгляд, почему этот проект оказался таким успешным?

— Во-первых, он один из десяти шоу, которые мы с братом на регулярной основе выпускаем в «Лужниках» в одно и то же время. В этом году мы с братом выпускаем десятое, юбилейное, шоу. Залог успеха этого проекта заложен много лет тому назад – зритель нам верит в очередной раз, что мы с братом не обманываем. Мы боремся за качество, и мы всегда делаем хорошо, дорого, с привлечением ведущих артистов циркового искусства. Шоу «Sиsтема» в его реальном исполнении стоило 10 миллионов долларов. Это самое дорогостоящее отечественное цирковое шоу на протяжении последних нескольких десятилетий. Мы можем соревноваться сегодня с братом по постановке только с канадским Cirque du Soleil, у которого бюджет в разы больше. Зритель, уже видев до этого на протяжении семи лет, что мы ни разу не обманули, покупает билеты задолго до того, как мы с братом вообще объявляем, о чем будет наше шоу. Это уже некая форма традиции. И это качество мы будем сохранять дальше.

Второе, это интересная история, потому что каждый раз Аскольд как автор сценария и режиссер делает истории, непохожие друг на друга. И здесь идет погружение внутрь компьютера. Все мы знаем, что такое компьютер и, вроде, как он работает, а вот есть ли жизнь внутри него, никто не знает, как и есть ли жизнь на Марсе. Это все еще любопытно. Здесь Аскольд смешал виртуальный мир с настоящим миром. При всем при этом, осветил очень большую проблему, она здесь будет затронута, когда реальный мир и виртуальный мир начинают в умах, особенно молодых граждан, смешиваться, когда это становится по-настоящему проблемой. Здесь это идет заглавным текстом.

— Какие забавные моменты происходили во время съемок?

— Во время съемок? Нет, во время съемок такого не было. Все-таки мы старались сделать так, чтобы шоу качественно было перенесено на экран, а вот несколько серьезных травм у нас было. В самом начале шоу показаны наши летающие мотоциклисты. Два мотоциклиста очень сильно покалечились, с серьезными переломами. И нам пришлось их менять, потому что парни в буквальном смысле слова летают под куполом на своих железных лошадях. Они из лучших спортсменов не только России, но и мира, выступают в команде Red Bull, уровень у ребят очень серьезный. Мы с ними задолго начали договариваться, и это у нас произошло.

Знаете, животные всегда неоднозначно реагируют на камеру, потому что когда они работают и знают, что все четко: музыка, свет, зритель, аплодисменты, в нужный и ненужный момент, и вдруг бежит какой-то человек в костюме ниндзя. Потому что брат заставлял всех одеваться в черное – одни глаза торчали – с летающей рядом с ним камерой. Они так смотрели: товарищ, здрасти, вы кто? И нам приходилось этих ребят оттаскивать от клетки, потому что животное сначала создает впечатление, что мы такие классные, милые, а потом будут куски мяса отлетать от этого человека вместе с его камерой. А люди очень быстро привыкают к этой милоте, плюшевидности хищных животных, хочется пойти, потрогать. А эти пассажиры только этого и ждут: давай, давай, расслабься. Пару моментов на грани было.

— А почему именно «sтема»? И что повлияло на рождение этого замысла и сценария?

— Все это происходит в воспаленном мозге моего брата. Мне очень трудно туда залезть. Он иногда выдает что-то такое, что, мне кажется, как будто человек употребляет что-то, при всем при этом это точно не так. Я знаю своего брата лучше, чем кто либо. Это действительно талант. Человек, вроде бы, далекий от режиссуры, по своему первому образованию цирковой артист, вдруг какие-то интересные сценарии предлагает на постоянной основе. К этому надо привыкнуть даже мне, брату.

Что касается «Sиsтемы», то ее можно воспринимать по-разному. Есть политическая система, есть система взаимоотношений, есть экономическая система, а есть система, которая тебя может затащить, и ты даже не будешь подозревать, что ты уже стал частью ее. И вот это очень часто в нашей жизни бывает сюрпризом, когда тебе кажется, что все под твоим контролем, а уже, оказывается, не так. Оказывается, ты уже работаешь и делаешь те вещи, которые нужны кому-то, но точно не тебе. И шоу об этом, когда человек не подозревая, вдруг становится частью системы. И потом уйти оттуда практически невозможно.

— Легко ли вам работать с братом? Ведь, нередко с родственниками гораздо сложнее сработаться.

— Есть такой момент в нашей с вами жизни, когда с родственниками тяжело. Но, мне кажется, нас с братом родители правильно воспитали, которые очень четко показали границу, где заканчивается родство и начинается работа и наоборот. Мы действительно научились с братом абстрагироваться, мы можем поскандалить, поругаться, даже подраться на работе, и, выходя из цирка, оставить все это внутри него, чтобы это не сказалось на наших личных отношениях. Или прямым текстом сказать друг другу: да, ты мой брат, но так не будет. Будет, как я считаю нужным. Наверное, к этому надо привыкнуть, наверное, с этим надо научиться мириться, но это правильно. И именно поэтому мы уже 39 лет вместе. И даже не предпринимали попыток расстаться. Искренне осознаем, что мы счастливые люди, что мы вместе, мы дополняем друг друга, мы можем работать в два раза больше, чем один человек, и это нам очень сильно способствует в жизни.

— А есть ли гастрольная версия шоу «sтема», адаптированная под цирковые площадки, и если есть, то есть ли шанс у Сочи увидеть это шоу?

— Нет, к сожалению, адаптированной версии шоу «Sиsтема» нет. Дело в том, что это стадионное шоу, шоу, которое мы работали исключительно на хоккейных площадках, и оно физически даже не смогло влезть с Большой Московский цирк, каким я руковожу, хотя это третий цирк по величине в мире и самый большой в Европе. Просто физически это невозможно. Грубо говоря, трудно впихать невпихуемое. Вот это из этой серии. Уменьшить, сделать его как-то поскромнее – потерять его, поэтому Аскольд даже не предпринимал попыток. И это очень обидно, потому что хотелось это шоу показывать везде. Мы надеялись на DVD-прокат, потому что наши зрители постоянные, фанаты просили. И вот тут такое удачное предложение прозвучало, посмотреть его на большом экране, увидеть, почувствовать, насколько это было мощно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и всегда будьте в курсе последних новостей.

Репост(ов)

Загрузить больше последних новостей
Загрузить еще новостей от автора Екатерина Лызлова
Загрузить больше новостей из Главные новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также...

Кубок чемпионата мира по футболу прибыл в Сочи

В Skypark AJ Hackett Sochi состоялась церемония приветствия кубка чемпионата мира по футбо…